www.ili-nat.ru

  • Full Screen
  • Wide Screen
  • Narrow Screen
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Hot Doc's - горячие, но несгорающие материалы

Oh, mein lieber Stubnerhof...

Печать

Я всегда говорила и многожды повторюсь, что семейный пансион #Stubnerhof - кусок родины в австрийских Альпах, хлебосольная Русь в райских кущах немецкого раблезианства, екатеринбуржский самородок в горной оправе Swarovsky, русский Штольц на службе чужого государства и экономики, ум и честь, совесть родной нации, про*ранные ею в ее лучших национальных традициях. Пример того, как русские умеют делать деньги из воздуха, из горного, шампанского, по выражению Гоголя, воздуха, причем на чужих квадратах. Честно вкалывая, не воруя ни цента. В четыре руки, занятые одновременно кухней, уборкой номеров (особенно активной зимой), и... тремя дочерьми мал мала меньше. Средняя нашей Нике ровесница, младшая под стол ходить начала.

Едем в Пиранезию!

Печать

Пантеон-web
В ГМИИ им. Пушкина открылась выставка «Пиранези. До и после. Италия – Россия.
XVIII-XXI века». Около четырехсот вещей из музеев Москвы, Петербурга, Венеции и Рима призваны убедить зрителя в том, что Джованни Батиста Пиранези (1720-1778) – глубоко русский и современный художник, хоть и родом из Италии.

Осень. Разгул итальянских каникул в Москве. Рим, открытый город, преследует нас во всех проявлениях. Сначала портреты и графика Рафаэля Санти, обязательная достопримечательность на страницах всех травелогов и арт-блогов. Теперь Рим дразнится с офортов Джованни Пиранези, самого известного и растиражированного графика, чуть не сказала, «современности». А ведь и, правда, самый живой среди художников XVIII в. И даже не потому, что образ древнего Рима, созданный Пиранези, оказался более реальным, чем сам Рим (после его гравюр настоящие руины кажутся скромным подражанием офортам). Дело в том, что среди сегодняшних причесанных и обнесенных аккуратными заборчиками древностей Рима не встретишь даже намека на те идиллии с пейзанками и заблудшими овцами, которую копировали бесчисленные ведуты (картины с детальным изображением повседневного городского пейзажа) времен Очакова и покоренья Крыма. Все они с фотографической точностью воспроизводили роскошь римского полураспада – с живописными корягами в расщелинах фасадов и лохмотьями дикого винограда на могильных плитах.

"Караваджо и его последователи" в ГМИИ им. А.С. Пушкина

Печать

karavadzho boy smallili Укушенный мальчик и его свита

Караваджо из названия выставки можно смело вычеркнуть, если бы не две его картины, из которых только одна оригинал – «Мальчик, укушенный ящерицей». Она центр всей экспозиции и источник притяжения, вокруг нее столпотворение, как в Лувре возле Джоконды, к ней в итоге приходят все, кто выстоял двухчасовую очередь на морозе. И зря – первая мысль. Всего лишь одно-единственное полотно, причём не самое большое. И всё же по "Мальчику" можно "воочию" убедиться, что Караваджо не превзойдён. Фирменная игра светотени, когда фигура будто выступает из мрака, выхваченная лучами света, даже у последователей не такая яркая, хотя и явная, особенно у фламандцев. Это хорошо видно на фоне других «учеников», которые учились "погребному свету" исключительно по картинам Караваджо. Но даже не этот особенный свет в «Мальчике» главное.

Страница 1 из 39