Изображая Гамлета

Печать

Братья Пресняковы. Изображая жертву. — М.: Издательство «КоЛибри», 2007. — 256 с. — Тираж 20000 экз. — Твердый переплет

presnyakovy-playing_victimОпубликовано в ЧТЯ КНИГИ

В аннотации к книге сказано, что братья Пресняковы живут в Екатеринбурге и пишут пьесы, которые идут сегодня по всему миру — от Варшавы до Лиссабона, и от Литвы до Чили. «Изображая жертву» — наверное, самая известная их работа. Премьера состоялась на Эдинбургском фестивале в 2003 году, и с тех пор постановки ее — в репертуаре МХТ им. Д.П. Чехова, Deutsches Theater (Берлин), Royal Court (Лондон) и еще многих театральных компаний Европы, Америки, Австралии.

Про фильм «Изображая жертву», снятый в 2006 году по одноимённой пьесе Олега и Владимира Пресняковых, уже много сказано и написано, и не раз. И про матерный монолог, и про «российское кино в жопе», и про гениальную игру Лии Ахеджаковой, и про Гамлета нашего времени, и про кинодебют театрального режиссера Кирилла Серебренникова, и про гранпри «Кинотавра» и про главный приз первого Римского международного кинофестиваля. Другими словами, «Изображая жертву» — хорошее кино. С отличными диалогами, достойной режиссурой и приличной, а местами гениальной актерской игрой. Пожалуй, Серебренникова можно даже назвать последователем фон Триера. Из-за того ощущения, которое остается после просмотра. И, значит, «российское кино», вероятно уже не «в жопе». Зато, если верить фильму «Изображая жертву», в жопе все мы. И это, согласитесь, намного печальнее. Тем не менее, фильм я посмотрел несколько раз и не жалею. Хотя некоторые знакомые и вполне себе интеллигентные люди после просмотра по моей рекомендации плевались слюной и обвиняли меня в бессознательной тяге к гадости и депрессии.

О чем кино и этот роман по пьесе? Хороший мальчик Валя, тридцати лет от роду, работающий статистом в следственных экспериментах. У хорошего мальчика Вали имеется недавно умерший отец, приходящий к сыну по ночам, мать, обретшая семейное счастье с братом своего покойного мужа, невразумительная девушка, которая хочет «в замуж» и полное отсутствие планов, амбиций, и, по большому счету, эмоций. Эдакий биоробот с определенными сдвигами в сознании. В семейной ситуации Вали откровенно читается классическая трагедия Шекспира, а сам Валя назначен авторами на роль Гамлета, не больше и не меньше. И тоже убивает ненавистных родичей. Впрочем, этот наш Гамлет со времен классика явно измельчал, исполнился цинизма и стал, прямо скажем, отвратителен.

Роман «Изображая жертву» — книга, которую авторы называют ремиксом их собственной пьесы и киносценария. Тираж в 20000 экземпляров именно такой, «бестселлерный», последовый, вдогонку за киноуспехом. В отличие от пьесы и фильма, в романе создан слепок души Вали, героя бесконечной истории о человеке, чья профессия — изображать жертву по ходу милицейских следственных экспериментов. И заканчивается все очень печально: Валя уже не изображает жертву, точнее жертв, а сам присутствует на собственном следственном эксперименте в качестве обвиняемого. Такая вот трагедия Вильяма нашего Шекспира с постмодернистской загогулиной. Тем более, что покойный отец в последней главе опять приходит к Гамлету-Вале и рассказывает, как во время службы в ВМФ они нашли огромную банку с селедкой, плавающую в океане. Потом они выпили и закусили этой рыбой.

Вдруг отец зарычал как зверь: — Неделю! Неделю мы срали и блевали! Неделю! Мы ждали смерть, звали её и, наверное, умерли уже тогда, но забыли про это, потому что нам было так плохо, и это, казалось, не кончится никогда! Вот ты боишься… не того ты боишься, потому что… страшнее всего, страшнее всего, если это всё не кончится никогда!
Такой вот конец. Без малейшего проблеска оптимизма. Шекспиру такое и не снилось. А в игривом послесловии некий автор этого романа (то есть вовсе не братья Пресняковы!) вдруг раскрывает свой творческий метод и смысл романа.

Я, конечно, кое-какие книги всё-таки взял за эталон, когда оформлял свои мысли, главное, что там переходы от одной фразы персонажа к другой — это для меня было поначалу проблемой. И вот, чтобы всё-таки это походило на нормальный роман, кой-какие книги использовал, например — Мишеля Фуко, «Надзор и наказание»… Но чисто, чтоб понимать, как абзацы формируются. Какими фразами.

Википедия про содержание книги французского психоаналитика Мишеля Фуко «Надзирать и наказывать» сообщает:
С появлением гильотины сцены казни утратили свою зрелищность, но приобрели рационально-дидактический смысл. Утратив былую театральность, казни преступников должны были стать уроком для остальных граждан. Главным и практически единственным наказанием за все уголовные преступления становится тюрьма. Она становится в один ряд с такими дисциплинирующими механизмами, как больница, школа, мануфактура, казарма, и при этом соединяет в себе черты каждого из них. Тюрьма оказывается пространством принудительной нормализации индивидов.

Неужели оттуда происходят депрессивные мысли фильма и романа братьев Пресняковых? Или это опять фальшивая постмодернистская игра в отражения? Или наш мир несносная тюрьма?

Если вы не видели фильм, посмотреть его можно ЗДЕСЬ
Обратите внимание: жанр фильма определяется как комедия. Наверняка в пику Шекспиру.

Оригиналберри на ЧТЯ КНИГИ - блоге (с) Александра Петроченкова, 2012