www.ili-nat.ru

  • Full Screen
  • Wide Screen
  • Narrow Screen
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Космические гонки Ольги Кабо

Печать

Опубликовано в журнале "Самозащита без оружия" 5 (22) 2006

kabo-privite_photoТекст: Наталья Ильина. Фото: из архива Ольги Кабо
Знаменитый режиссер Сергей Бондарчук всегда говорил, что нужно создавать такого «синтетического» актера, который вообще не способен произнести слово «нет». Настоящий профи обязан уметь все – и петь, и танцевать, и прыгать с высоты семиэтажного дома, если попросят. Эта идея мэтра настолько органично вписалась в жизнь Ольги Кабо, что, когда встал вопрос о поступлении в вуз, Бондарчук принял на свой курс 17-летнюю звезду фильмов «И повторится все» и «Миллион в брачной корзине» без всяких экзаменов. А дальше у Кабо – не жизнь, а сплошные сюрпризы, приятные и рисковые. К примеру, все трюки в «Крестоносце», все гонки и драки во «Времени жестоких» Ольга выполняла сама, хотя вправе была их уступить профессиональной дублерше. Но это еще цветочки: актриса чуть не улетела в космос...

Полет как философия
Когда лет восемь назад среди актерской братии пополз слух, что Юрий Кара собирается снимать историю о первом «космическом монахе», решившем навсегда остаться в космосе, все отнеслись к этому спокойно. Но потом как взрыв бомбы: фильм по роману Чингиза Айтматова «Тавро Кассандры» обещал быть космическим реалити-шоу! Горячее желание поучаствовать в съемках выразили бизнесмены и политики, врачи и актеры. Но прежде – медкомиссия, не киношная, а самая настоящая: Минобороны и Минздрава. Так вместо кинопроб в студии претенденты отправились в Центр реабилитации космонавтов. Вердикт комиссии не оставлял никаких сомнений: абсолютно здоровы только два человека – Владимир Стеклов и Ольга Кабо. Им и лететь! – Это был необычный проект, поэтому испытания носили экстремальный характер. Все думали о том, как бы выдержать, не сойти с дистанции. Мне лично помогли карусели Парка Горького, которые я обожаю с детства. – Ольга весело рассмеялась, вспоминая свои «космические» тренировки.

А тогда, в конце девяностых, ей было явно не до смеха. Военные эскулапы терзали будущих «космонавтов» по-настоящему. Подвешивали вниз головой, меняя угол наклона, запихивали в центрифугу, где раскручивали в разные стороны, – все это называлось проверкой вестибулярного аппарата.

С невесомостью Ольга разобралась легко. А вот сила тяжести «подвела»: ее облепили датчиками и приборами и предложили отвечать на вопросы, нажимая на кнопки. Правой рукой – «да», левой – «нет». Она еще спросила, почему нельзя просто ответить вслух. Врачи отшутились, закрыли капсулу и принялись ее разгонять.

– А дальше все как в ужастике. Грудь сдавило, казалось, на меня загнали сразу два грузовика: ни вдохнуть, ни выдохнуть, о каких-то разговорах даже речи быть не могло. В глазок камеры, направленной на меня, я увидела свое расплющенное лицо и ужаснулась: из носа, рта и глаз – сопли, слюни и слезы. Голова, как вата, где левая, где правая рука – понять невозможно.

Экзамен Ольга выдержала, но в космос так и не полетела – станцию «Мир», как назло, закрыли. Однако в энциклопедии космонавтики появилась строчка о первых в мире актерах-астронавтах. Тот несостоявшийся полет, пожалуй, единственное, о чем актриса жалеет. Кажется, куда опаснее – взмыть к Солнцу и не знать толком, вернешься назад или так и останешься на орбите. Но Кабо уверена на все сто, что полет отрезвляет.
–  Мне и сейчас кажется, – откровенничает Ольга, – посмотри я на наш земной шарик с той высоты – от многих невзгод себя защитила бы. Космос, наверное, расставляет все в человеческом сознании по местам. Прежние приоритеты выглядят смешно, а вещи, ранее не интересные, обретают ценность. Это как каскадерство, где ты каждый день балансируешь на грани жизни и смерти и к реальности поэтому относишься философски.

Меч крестоносицы
Честно говоря, хрупкая, как статуэтка, деликатная Ольга Кабо не вызывает у меня никаких ассоциаций со стартующей ракетой. Так же, впрочем, как и с жестокой битвой на мечах.
–  Если бы я точно не знала, что вы член Ассоциации каскадеров, – не выдержала я, – никогда бы не поверила, что трюки исполняете сами, без дублеров. Помимо того, что они опасны, они ведь еще и запрещены. Старшее поколение помнит гибель Евгения Урбанского.
Ольга только плечами пожала: скачки на лошадях, прыжки с высоты и автогонки – в общем-то, ерунда по сравнению с центрифугой. Кстати, к самому страшному прыжку с kabo-krestonoszy15-метровой высоты в фильме «Квентин Дорвард, королевский стрелок» она даже не готовилась. Просто ей показали, как группироваться, – и прима прыгнула на... картонные коробки.
– Да, считается, что картон, обтянутый брезентом, лучше сохраняет воздушную прослойку: в момент удара стенки ящика прогибаются, а сам он не разваливается. Конечно, это не перина, но приземлилась и правда без боли.
Страшно не было, призналась Кабо, зайчики в глазах забегали только, когда попросили сделать дубль, потом – второй, третий, четвертый: то неполадки с камерой, то солнышко зашло, то ракурс оператор взял неверный. И уже в глазах темнело, и в голове мутилось, и ноги деревенели, а она все прыгала и прыгала, потому как, наученная еще во ВГИКе, не могла сказать «нет».
–  Никто меня за руку не тянул, – объяснила Ольга, – сама на трюки согласилась. И все рассчитывали на результат, а не на мои слезы.

Зато и лавры Кабо получила достойные: каскадеры без лишних проволочек приняли ее в Ассоциацию каскадеров России, что до сих пор считается нереальным для актеров. Ясно, что после прыжка «навстречу светлому будущему», как шутливо называли подвиг юной кинозвезды, бой на рапирах в голливудской картине «Похороны крыс» Брэма Стокера Ольге показался вообще шуточным делом. Не то чтобы согласилась драться – сама схватилась за эфес, да так ладно, будто родилась со шпагой в руках. А ее американская партнерша, кстати, отказалась выполнять фехтовальные трюки. Что тогдаolga_kabo-krestonoszy говорить о лошадях, которых Кабо не боится и «объезжает» чуть ли не каждые выходные! Скачки с препятствиями даже за риск не считает. Вообще все рассказы о своих героических подвигах называет сильно преувеличенными, потому и смеется, когда ей говорят про страхи.


– Это миф, что трюки рискованны. Никто из каскадеров не полезет в пекло или на вышку, пока тщательно не отработает каждый шаг, каждое движение и не проверит по сто раз страховки. Тот же бой на мечах в «Крестоносце» репетировался несколько недель. И я знала, в какой момент и куда партнер нанесет удар. С точностью до миллиметра! Главное было самой дел не kabo-privite_life-riding_horseнатворить. Мне вручили десятикилограммовый меч, и оставалось только выученным движением отразить выпад Александра Иншакова. Наверно, если ударить мечом по голове, можно лишиться ее совсем. Но опять-таки Александр Иванович предугадывал возможные промашки и очень профессионально увертывался от неверных ударов.

Если учесть, что бой снимали на раскаленном булыжнике Стамбула, а подошвы Ольгиных сапог неимоверно скользили и бармица на лице, и шестикилограммовая кольчуга сковывали движения, легко представить степень актерской «суперзащиты». Но за всю свою каскадерскую карьеру Ольга «срезалась» только раз, да и то в мелочи. Уже выйдя из кадра, Кабо неверным движением накренила мотоцикл Иншакова, байк на скорости занесло, и он пошел юзом. С площадки казалось, от ездоков живых косточек не осталось. Джинсы потом с обоих ножницами срезали. Горе-крестоносцы охали и хромали, но уже через два часа опять вошли в кадр.
– Сейчас, с рождением дочери, я уже не рискую: знаю, ей нужна мама сильная и здоровая. Даже на собственной машине теперь не гоняю: еду со скоростью шестьдесят километров в час и правила все соблюдаю. Я для гаишников – просто мечта.

Ревнивая Мельпомена
–  Рискую теперь дочерью, – пошутила Ольга. И рассказала, как ее семилетняя Танечка снималась недавно в заглавной роли в фильме Леонида Нечаева «Дюймовочка».
По сюжету девочке пришлось прыгать по канатам-паутинам – с высоты чуть ли не двухэтажного дома.
–  В фильме была массовая сцена с детишками, человек на пятьдесят. Все мамы собрались на площадке. И когда я, как им казалось, издевалась над дочерью, ко мне подходили и говорили, что я – сумасшедшая мать, что надо немедленно запретить ребенку «так кувыркаться». Ольга сжимала кулачки, но дочь за руки не хватала. Впервые, может быть, в ней боролись материнский инстинкт и тщеславие.
– Может, я одержимая, но мне приятно было Танечкино рвение, – призналась актриса и предупредила возможные возражения: – Главное – я знала, что все безопасно: трюкиkabo-family-daughter были тщательно выверены, страховки проверены моими друзьями, каскадерами, и мною лично. Я была уверена, что ничего не случится, когда стояла внизу и кричала Танечке: «Тяни носочек, выпрями спинку!»

Дочку Ольга вообще воспитывает в спартанском духе, оправдывая суро¬вую педагогику тем, что и она в детстве была «очень занятым человечком» – разрывалась между драмкружком, музыкальной школой, балетом и английским. К тому же Танечка – сильная, сильнее мамы, считает Ольга. И, кажется, несгибаемость духа у Тани, правда, от матери: она корпит над уроками и танком движется к намеченной цели – стать балериной. И невнимание к боли (растяжки делает без слез), и страсть к адреналину – все Ольга передала дочери, маленькой лошаднице и неутомимой ученице известного балетмейстера Геннадия Ледяхи.
– Я не вправе отговаривать ребенка от мечты, – отреагировала на вопрос о лишениях Ольга. – Большая драма, если человек ошибется в выборе, но трагедия, если ему не дадут его сделать. Дочка сама решила стать балериной, и я ей не мешаю.
Танечке пока приходится жертвовать временем для игр, ее же маме – покоем и семейными праздниками, которых у Ольги могло быть и больше, не уезжай она так часто на гастроли и съемки. Но такова цена успеха.
–  Не верю, когда успешные коллеги говорят, что сцена и кино для них – хобби, а самое главное в жизни – что-то другое. Мельпомена – девица очень ревнивая: или ты отдаешься ей без остатка, или она тебя отвергает, – грустно пошутила Кабо. И вспомнила о выборе – театр или дом, который сделала еще в тинейджеровские годы, когда уехала на первые в своей жизни съемки в Одессу.

Борьба в ковчеге
Трудно сказать, сама ли прима ловит удачу за хвост или Мельпомена подкидывает ей роли, как верной жрице. Но без дела Кабо не сидит и утверждает, что спокойствие ей вообще чуждо, она «человек стихии». Вот и сейчас ее «три дома на вечер зовут» – кино, театр, антреприза. Шутка ли, летом и осенью в прокат выходят сразу четыре картины с ее участием. И во всех Кабо играет несхожие роли: от повзрослевшей Джульетты российского разлива до раскаявшейся мексиканской грешницы а'ля Мария Магдалина и kabo_in_maskaвздорной примы французского театра. И в кино, и в театре актрисе счастливо удалось избежать того, что называется эксплуатацией одного амплуа. Ну не везение ли, спрашивается? Кажется, поцеловал человека Бог, и он плывет по течению жизни, в ус не дует.
– Я плыву, – рассмеялась Ольга, – но не тупо в своем ковчеге, а на гребне счастливой волны. Приходится бороться за то, чтобы оставаться на этой волне. Приходится все время подтверждать, что ты все можешь, что ты талантлива. Потому как бытует мнение, что если ты красива, боженька обделил тебя во всем остальном.
Может, поэтому Кабо, уже будучи узнаваемой актрисой, ринулась поступать в МГУ. И поступила-таки. И выдержала косые взгляды суровой профессуры, а также вопросы в духе «А зачем актрисе второе образование?»
Как девушка дотошная, учебой, досконально выученными билетами, знаниями Ольга отстаи¬вала свое право на интеллект и эрудицию. Зато теперь, признается она, когда путешествуете дочкой, друзьями или одна, точно знает, куда пойти, на какое здание обратить внимание и какой художник из того или иного города.
– Это уже другое отношение к жизни. Актер вправе быть наивным на сцене, но никак не в жизни, – отреагировала на мой тезис о ее всеядности Ольга. – Я рациональный человек: прежде чем сыграть, должна понять, что играть. Моя вторая искусствоведческая профессия, не поверите, помогает мне. Я словно обретаю новую пластику и жесты. Вот в «Морали пани Дульской» на меня надели платье со шлейфом, и я сразу ощутила себя змеей, которая вьется вокруг героя. И попала в нерв роли. Чем больше узнаю, тем интереснее мне с самою собой.

Ключевой момент
Возможно, именно этим руководствовались начальники ТВЦ, предлагая Ольге стать новым ли¬цом канала и вести психологическое ток-шоу «Ключевой момент». Хотя Ольга и говорит, что ее миссия в программе нейтральна – нечто вроде богини правосудия, однако роль отведена ей отнюдь не сторонняя. Представьте, актриса убеждает гостей в том, что им дан шанс изменить жизнь.
–  Человек приходит в студию с конкретной проблемой, он хочет обсудить ее с кем-то из своих знакомых или близких, но боится начать диалог. И наша задача – устроить ему «очную ставку», но в то же время подготовить гостя к исходу как положительному, так и отрицательному. Мы убеждаем «оппонентов» приехать в студию, ну а дальше история с несколькими неизвестными. Все действие разворачивается на глазах у зрителя. Агрессии не избежать, но я к ней готова. Сейчас Ольга всерьез думает о третьем образовании – психолога. И признается: легко давать советы окружающим, но трудно не запутаться в собственной жизни.
– Может, изучая психологию, я смогу лучше разобраться в себе? Ответ на этот вопрос Ольга Кабо, похоже, уже знает.

Оригинал здесь

You are here: portfolio мое культура Космические гонки Ольги Кабо