www.ili-nat.ru

  • Full Screen
  • Wide Screen
  • Narrow Screen
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Мистер Мускул

Печать

Владимир Турчинский: "Я умею смотреть своему страху в глаза и вовремя реагировать"

turchinsky_for_magazineОпубликовано в журнале "Самозащита без оружия" 4 (21) 2006
Текст: Наталья Ильина. Фото: Игорь Яковлев, архив Владимира Турчинского

«Я не достиг того, чего хотел», – резюмирует Владимир Турчинский, он же Дина­мит. Лукавит, думаете? Еще бы: президент профессиональной лиги силового спор­та, успешный шоумен, киноактер, диджей, а теперь и вокалист группы «Гуарана», а еще сопродюсер нескольких фильмов и бизнесмен, директор фитнес-центров «Марк Аврелий», etc. Он, выясняется, и книги пишет, и тортики выпекать умеет... «Но бойся мечты воплотившейся», – по-гомеровски продолжает Турчинский, и на второй минуте беседы ему вдруг веришь. Ибо за что он ни возьмется, все упирается в одно – борьбу. Борьбу с соперниками, продюсерами, книжками, которые не дочитал, с имиджем первого силача и собственным амплуа «мяса в кадре».

Тяги Динамита
Был случай, Турчинский не понарошку испол­нил смертельный трюк. В Альпах водитель-итальянец заснул за рулем, и такси с Динами­том сорвалось, было, в пропасть. Если бы не сосна, на которую чудом «откинул» машину от­бойник, вряд ли бы мы сейчас писали о Вла­димире. А так повисел Турчинский над пропа­стью, аккурат как Луи де Фюнес в фильме «На древо взгромоздясь», и саму смерть, кажется, поборол. После такого силовые номера, на­верное, детским лепетом показались.

В Ульяновске, который Турчинский считает своим городом, – там еще не забыли, как его дед-генерал командовал военно-техническим училищем, – Владимир решил установить ми­ровой рекорд. Сдвинуть, используя только си­лу ног и веревки, с места супертяжеловоз «Руслан» – детище знаменитого авиационно­го завода «Аэростар». Как рассказывали оче­видцы, сдернув с места 260-тонную махину, атлет потащил ее по площадке. Перед этим он «разминался» маленькими «Як-40». А его си­ловой номер с цирковым слоном весом в 3,5 тонны, которого он поднял на руках! Или в Новгороде: на одном выступлении Турчинский turchinskiy-interviewдержал автомобиль двумя руками, решил по­пробовать одной – оторвался бицепс. А вот рекорд, занесенный в книгу Гиннесса, дался ему очень легко: одной левой он протянул 20-тонный двухэтажный автобус 100 метров бук­вально на одном дыхании. Неужели этому че­ловеку-горе сам черт не страшен? – Да я много чего боюсь! Страх ведь всем присущ. Просто один его может преодолеть, а другой – нет. Я же умею смотреть своему страху в глаза и вовремя реагировать.

– Но ведь ради чего-то вы поднимаете эти самолеты, волочите машины? Неужели, чтобы понравиться? Или таким образом вы пропагандируете свой стиль жизни?
– Прежде всего это нужно мне. Вот так я жи­ву. Знать, что ты победил собственные слабо­сти и страхи – дорогого стоит. Конечно, заня­тие это достаточно экстремальное. Но зани­маюсь я этим не ради карьеры. Это кураж, драйв. Понимаешь, что живешь. Кто-то с па­рашютом прыгает, кто-то ныряет. Я – таскаю тяжести. Потому что прыгать и нырять могут практически все. А таскать – нет. К сожале­нию, я не в свое время родился – каждую ночь мне снится, что я рублюсь на топорах, скачу на лошадях... Вот это мой бой!

Гвозди Сенаторова
Турчинский утверждает, что со второго класса хотел стать сильным, причем искал четкие и измеримые показатели настоящей силы. И на­шел-таки! То ли жизнь заставила: семья пере­езжала с места на место, и местная шпана, как водится, Вовочку пыталась кулаками во дворе «прописать». То ли родительский пример.

– Дед мой кулачными боями баловался, отец – боксом и штангой, оба – косая сажень в плечах, в дверь боком протискивались, – шу­тит Турчинский и тут же личные заслуги на природу и «благодатную почву» спихивает. Генетика или случай, но первый же рекорд Динамит поставил на первенстве Москвы по самбо, аккурат через две недели после того, как самолично явился в пионерско-спортивное общество «Юность». Родители такого не ждали – сына снарядили в школьный пид­жак, подвязанный пояском от маминого ха­лата, носки шерстяные, а тут на тебе – вто­рое место среди юношей в полутяжелом весе до 65 кг. Непорядок, решил папа, и отвел сы­на в «Динамо», по ходу купив борцовскую куртку и прочие аксессуары.

Но и мальчик не подкачал: когда понял, что спорт для него все, взялся практику теорией подковать. Два Ивана – Поддубный и Ярыгин, Давид Рудман – обо всех вырезки из «Юности» собирал, перерыл букинистический на Сретенке, а в Музее спорта до хрипоты в горле спорил с консультантом, что нет такого мастера спорта по поднятию тяжести Сергея Есенина, есть Сергей Елисеев. Газетной пы­лью дело не ограничилось – кумиры «ожили» в лице Александраtur4insky_interview Сенаторова, бывшего со­перника Поддубного.
– Он меня гвозди в «Крыльях Советов» учил гнуть, даже какие-то чертежи остались, – от­крылся Владимир.

Правда, самбистская карьера как началась, так и закончилась рано: в шестнадцать лет Турчинский получил мастера спорта, и все. Дальше Институт гражданской авиации, по специальности программист, и... армия. Ар­мия, кстати, как и борьба, у Динамита отдель­ная строчка: в рядовые по собственной воле ушел. Не закончив вуза. Отец за сына-студен­та «порадел», чтобы в погранвойска взяли. Сейчас, когда о военных делах начинает гово­рить – аж заводится:
– Не вижу смысла до тридцати лет косить от армии. Какая дедовщина? Я не верю, что человека можно заставить несколько часов просидеть безропотно на корточках. Тебя по­бьют, ну и что? Дай сдачи, ты же мужик как-никак. Не можешь – выпало звено в воспита­нии морально-волевых качеств.

Картечь в ноге
Самый сильный человек России считает, что у нас в стране просто необходимо создавать культ мужчины-защитника. Единственная про­блема – на чем? Если в западных фильмах и льется кровь, но там добро всегда побеждает зло. А у нас... Вроде неплохие ребята снима­лись в сериале «Бригада», но почему придает­ся некий романтизм бандитской теме, Турчин­ский не понимает. Вот и получается, что бан­дитом быть неплохо.
– А ведь главное качество, которое должно быть у мужчины, – ответственность. Если че­ловек ответственен, то, полагаю, все у него получится в жизни. Мужчина – это не муску­лы, мужчина – это дух. Я понимаю, что от ме­ня подобное странно слышать, но тем не ме­нее я в этом глубоко убежден. Хотя возмож­ностей реализовать себя у нас в стране очень мало. Мужик в какие-то рамки загнан. Как ему прокормить семью? Либо он занимается бизнесом, либо бандит, либо охранник, что практически одно и то же. Ведь заработать официально другим turchinsky_in_cinemaспособом приемлемые суммы для нормального существования очень сложно. Я, например, ушел с поста начальни­ка службы безопасности, потому что начал ту­петь, и мне просто стало страшно.

И действительно, чем только Турчинскому не пришлось заниматься! Он фотографировал и продавал снимки в журналы, был телохрани­телем у актеров. Переводил статьи с англий­ского для российской спортивной прессы. Кстати, в итоге овладел и английским, и французским. Работал в охране Черкизовского мясокомбината. Потом возглавил службу без­опасности одной фирмы, занимавшейся ком­пьютерными технологиями. Он рвал себе мышцы, ломал ребра. А однажды к нему при­шли люди в масках. Стреляли из-за двери.
– Заряд картечи в ноге до сих пор свистит, ко­гда в аэропорту «рамку» прохожу! – шутит Турчинский. Хотя дело было совсем нешуточное: рана оказалась сложная, в госпитале сказа­ли, что ногу надо ампутировать. А Владимир взял и сбежал ночью из больницы. Пошел в спортзал и, истекая кровью, начал качать но­гу – пули стали сами выходить.

– Вообще все, что я делаю, я делаю, как спортсмен. Не по роду деятельности, а по ду­ху. Что это значит? Прежде всего ответствен­ное отношение к жизни. И не только собст­венной. Когда, придя в детский дом, вижу, как у ребят загораются глаза, я начинаю по-ново­му оценивать и свою жизнь. Мои рекорды, выходит, не бессмысленное дело. Для мальчи­шек они пример того, что с помощью спорта можно многого в жизни добиться. Вот тут я чувствую, что не зря живу. А ведь ребятней у нас практически никто не занимается. Рань­ше хотя бы были «Золотая turchinskiy_in_avtoшайба», «Кожаный мяч», дворовые общества. Сейчас ничего.

О волевых качествах подростков Турчинский заботится и в собственном фитнес-клубе: сти­мулируя племя младое то семейными скидка­ми, то воскресными, а детдомовцев и вообще бесплатными занятиями. Но был случай в дет­стве, когда и он от рук тренерских чуть не от­бился. Как-то пришли отбирать «крупнокали­берных» пацанов для съемок фильмов «Кот в мешке» и «На горе стоит гора». Он попал в массовку и, ясное дело, увлекся. Поскольку киномания грозила сказаться на оценках в дневнике, а школа в рейтинге семейных при­оритетов шла все же первой, мама экранную карьеру сына быстро пресекла.

Блины на штанге
Кому суждено быть повешенным, тот не уто­нет: кино нашло Турчинского само. Сначала, в девяностых атлет, помозговав с друзьями, ор­ганизовал собственное «Динамит-шоу». Пока­зали его в подольском шапито – с силовыми номерами, рассчитанными на строчку в книге рекордов Гиннесса, а между ними перебив­кой фитнес и боди-билдинг. Шоу пошло «на ура». Турчинского то ли как первого гладиато­ра страны, то ли уже как шоумена (ведущий и правда отменный – стать, язык, голос, все при нем) позвали вести «Мама, папа, я – спортивная семья». А вернулось все опять к киноплощадке, где, собственно, купились на фактуру «Мистера turchinskiy-syemkiМускула». Турчинский язвит и, наверно, гордится:
– Меня пригласили в качестве «большого кус­ка мяса» в третью серию «Кобры-2. Антитер­рор», чтобы взорвать и «убить красиво», а за­кончил я в главной роли... Потом были «Кобра-3», «Русский спецназ», «Родина ждет», «Антидурь» и еще масса филь­мов, где «полковник Кошкин» выступил в ка­честве убойной силы и спасителя. Кинокрити­ки, судьи строгие и ревнивые, упрекают Турчинского в самоцитировании. А он отмахива­ется от «ученых» сентенций: «Я как ребенок в кадре – не играю, а живу». Впрочем, о том, что критики неправы, судишь по поклонни­кам-спецназовцам, которые не то что призна­ли актера за «своего», но даже как-то пригна­ли армейский вертолет, чтобы с ветерком до­ставить кумира в аэропорт. Сам же Турчин­ский по поводу актерского мастерства сильно не комплексует, у него свой резон:
– Однажды увидел моноспектакль Джигарха­няна и понял, что никогда и близко не подой­ду к turchinsky_in_helicopterтому, что он творит на сцене. И успокоил­ся: выше головы не прыгнуть – есть пределы и моим желаниям.

Динамит не всеяден – он уже отказался от ри­сковых трюков, даже от эпизода в «Ночном дозоре». Четко очертил границы потребно­стей: знает, что никогда не прыгнет с парашю­том и в автогонки не ударится. Не его козыри.
– В Эстонии на съемках «Таллинского экспрес­са» высаживался с летящего самолета на иду­щий поезд, чуть не сорвался. Хорошо, между колес упал. И тогда же задумался – а смысл? Если Родина скажет «надо» – я сделаю все. А просто так – увольте, все-таки инстинкт само­защиты еще никто не отменял. Вообще я все время сравниваю свою жизнь со штангой: просто навешиваю дополнительные блины. Наверное, мне не хватает мудрости блины ме­нять, но хватает сил, чтобы штангу держать. Может, разборчивее стану с возрастом.

Обречен на здоровье
Травмами и болячками, заработанными на тренировках и состязаниях, Турчинский бук­вально «заслужил» здоровый образ жизни. Он уже не фанатеет от спорта, зато культурист от­менный.
– Естественно, мне нравится тренироваться, но, помимо всего прочего, я вынужден это де­лать, чтобы мышечный корсет держал нака­чанное тело. Хотя, как это ни банально звучит, здоровье надо беречь, а не укреплять. Как го­ворили древние греки: сначала создай сосуд, а потом наполняй его. Сам Динамит сосуд, уже в детстве «слеплен­ный», только поддерживает. И формулу такой поддержки ни от кого не скрывает – вдруг еще кому-нибудь пригодится? День у него на­чинается с тренировки, и уже потом съемки, деловые встречи и персональные уроки. С де­вяти до десяти, как у барона Мюнхгаузена, подвиг. А до девяти обязательно «покрутитьtur4insky_for_magazine педали, сделать растяжку: вполне достаточно, чтобы оставаться в форме». Но это, так ска­зать, фитнес для новичков. Сам экс-чемпион, как спортсмен многоопытный, доверяет ис­ключительно интуиции. Иной раз чувствует, нет боевого настроя – прямиком на массаж, чтобы мышцы помяли, спину погладили, а по­том обертывание и в солярий. А то забежит в клуб вроде на минутку и застревает там на час-другой. Но ощущение тела и умение им владеть не сразу пришло. Как, кстати, и ба­ланс в питании.
– Сначала усилие над собой делал, и все бел­ки, жиры, углеводы высчитывал, а потом уже ел рефлекторно, без особого контроля над со­бой. Грубо говоря, в первую половину дня по­требляю больше углеводов (гречку, рис) для энергии, а к вечеру – белки. Но если вдруг ночью захочется макарон, не откажу себе в удовольствии.
Есть и у него слабости, признается атлет: са­лат «оливье» любит, от сигары не отказывает­ся, иногда раз-другой бокальчик вина пропус­тит. Но тут же и расплачивается часами трени­ровок. Однако делает все легко и непринуж­денно, как в детстве, когда от души гонял мяч или шайбу по дворовой коробке.

За семью замками
И все же есть одна вещь, с которой Турчинский не борется, просто не умеет и не хочет, - семья. По опыту знает: нет уюта дома – с карьерой не заладится никогда, мужик в ре­зультате окажется абсолютно беззащитным -впору его самого ваткой обкладывать. Жена Ирина, программист по образованию, бросила однажды компьютеры и подалась в тренеры, а потом и в директора мужниных клубов.
– Не знаю ни одну женщину, ни одну, кото­рой бы не хотелось стать слабой рядом с мо­гучим мужиком, и дело тут совсем не в раз­мерах. Не надо наводить тень на плетень, так должно быть всегда: мужчина – воин, женщина – мать. Я зарабатываю, но при этом жена – хранительница очага – имеет возможность реализоваться, как ей хочется. Я так воспитан...
Мужчина-добытчик – вот философия совре­менного Ильи Муромца: и правда, наш бога­тырь до тридцати трех на печи не лежал, а еще в школе с мешками за яблоками в Кун­цево ездил. turchinsky_with_daughterПривозил плоды, вспоминает, и мама повидло варила. Сейчас не только фру­ктами семью потчует, но и «оранжерею», по собственному признанию, им обустраивает. Подарками одаривает, дома, как с работы вернется, мобильник сразу же выключает.
– Не буду говорить о любви, но когда люди вместе, их теплые отношения – акт совмест­ного творчества. И не надо ждать в ответ пре­зентов: просто радуйся, что сам даришь. Люб­лю, когда мои девочки – шестилетняя Ксюша и ее мама – обе дома и у нас, как мы называ­ем, вечеринка. Играет музыка, горят свечи, немного вина, стол накрыт. Классно!

Материал прописан здесь 

You are here: portfolio мое культура Мистер Мускул