www.ili-nat.ru

  • Full Screen
  • Wide Screen
  • Narrow Screen
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Jazzyй в лето-2

Печать

Архангельское.Усадьба-джаз 2010

 s-denisov-statuya_v_arhangelskom

Это каждому знакомо, это пахнет молоком… Если бы, а то тратами и ударной дозой пенного в смесь с на дубе настоенным и виноградно заброженным, семилетней выдержки, как и сам опен-эйр «Усадьба. Джаз». Жаркий шейк из мейнстрима, рока, соула, лаунжа, этно-джаза и фанка, где классическому джазу мала места, только в минимизированной (в этом году, правда, только до юсуповского дворика и балюстрады с видом на самую массовую площадку джазового мейнстрима «Партер») зоне «Аристократ». Но туда, хоть и заявлены в меню сакс Бутмана и не труп среди труб, а бас Вадим Эйленкриг, не к ним, салонным в чистоте соблюдаемого жанра, наш дружески-молодежный блиц-криг. Крик по поводу разблюдовки цен (цена вопроса на каждую из пяти площадок имения от 1 до 5 тыс.) задушен на пеших подступах к загородной и только-только открытой метростанции «Мякинино» (такими темпами, смотришь, ветку до Риги проложат), откуда полупустой автобус в Архангельское (с этого года - вот те, бабушка, и! - платный, 50 руб. с носа). Но растрат бояться – в юсуповский лес не ходить. И вытряхнув себя из леса стройкранов у Крокус-экспо, себя, алчущих свежей струи музыки, помариновав в полуторачасовых трафик-джэмах на МКАДе и Ильинском ш., мы все-таки приняли из ложки с организаторским дегтем свой мюзик-джэм – «Партер». Самый плебейский и подвижный из всей псевдо-джазовой мешанины, предлагаемой ежегодно в качестве музыки «для толстых буржуа». Определение горьковское и в адрес джаза, но самое оно для «Усадьбы», где в декорациях классицизма и позднего рококо толстые коты и не очень, молодые и тощие, на газете (а также на ковриках, шезлонгах, резиновых пуфиках и гамаках) лёжача, на солнышке греются. Вливая в себе вместе с пивком звуки слабительного – того, что не требует особого напряжения умственных и лицевых мышц. Только релакса в чреслах и мыслях под ноктюрн водосточных труб, которого точно не даст памятный (под предводительством Бэлзы) вечер Георгия Гараняна, в тему, но не в тон общему настроению праздника включенный в программу джаза «для аристократов». Мешать мух с котлетами, смокинг с бубном? Нет! Да и, божеж ты мой, не только и не столько ради джаза, который там сильно разбавлен еще и танцевальным свингом, и рок-н-роллом – собираемся, а ради тусы и трепа в оной. Откуда ежегодно, в четвертый или пятый раз джаззуем в лето, придав движению позитивное ускорение.

 

 

 Наш первый трамплин - Сюткин. Какой, к козлу на саксе, джазист? И рядом не стоял. Разве только в придуманном списке с подвидом «ностальгический джаз», даром репертуар был выбран в темп лугу-танцполу перед Юсуповским дворцом – времен «Браво». Не брависсимо, но и не заунывно-intimissimi, как английский соул русской группы Rekevin на скользкой площадке «Лаунж» у реки, в шутку нареченной друзьями «суицидальным джазом». И кто-то под песенные надрывы глаз промокал, медитировал в кальян, а кто-то впадал в сонное сомати. Обернутый в кокон пледа. Еще не разбуженный соседней битой «московского бита», под который только мертвый не вставал на пружины ног и не наяривал твист до «Риги и Магадана». Руля в затяжные, как глоток энергетика, вдохи сетов и короткие выдохи пауз-хохм, в народе особо уважаемые как «работа с публикой». Работа-труд-мир-май главному стиляге страны давались легко и одной левой: пальцевые пробежки по струнам, ножные по авансцене, своеобычные просьбы к девушкам любить простых романтиков, отважных летчиков и моряков – и вот он «Партер». Добит под бит, а заодно подбит на быстрые и медляки. К чили вин и сырным закускам в такт, и мы, попарно и бестактно – чьей-то камере в кадр.

 И дальше победному шагу и шаху рок-н-рола – мат. Отборный, на раскатистых, под растяжку аккордеона и ног, французских шансонах и латине в нежирных прослойках-проигрышах салонного джаза от испанки Джулии Телларини и Ко. Весь, от «си» и до «до», созвучный саундтреку к последнему фильму Вуди Аллена «Вики. Кристина. Барселона» - визитной карточке Джу. Не прохлада гаспаччо, но жар паэльной сковороды – в ноги. Ими, а не головой принимать южный коктейль из серии «бразильский мультиоргазм». Сбивая стабилизатор фотокамеры на пляс картинки - в тон фламенковской пластике жестов, движений, махов юбкой, махов со сцены ногой и рукой. В темп тореро (где бык? где тореодор?!), в стук каблучка и тарелочных кастаньет. Пауза. Ча-ча-полу-цыганщина пасадобля – разнос бровей - воланов к софитам взлет – снова чили-вино, сыр, танцпол ходуном, дрожание камеры, в колени дрожь, пластик стакана всмятку, в комок… Брови вскинул палаточный кок. Стоп!

 А теперь выдохнуть на подростковой тусовке в зоне Livejournal, где малоизвестные «Куба-наты» и «Wow Band’ы» цепляют не пением, а искренне отдушевной, как на квартирнике, манерой исполнения (как обещает пресс-релиз) «под диско и индии-рок». А по мнению знающих товарищей (не моему, конечно, я к стилям бываю особо глуха), ни то и не се, и если джаз, то совсем уж какой-то альтернативный, прямо скажем, джаз-панк. Но и к нему фестиваль лоялен, как и к тому, что в чистом джазе за все два или три часа пока только девушки, точнее одна – Анна Королева с инструментальной поддержкой Jump - классически не прыгучей. Даже в такт толпе у ног, разогретой битниками и Кортневым, который, по слухам, уже утолил свинговые капризы «Каприза» двумя новыми песнями, одна из которых - «Шла Саша по шоссе» - царапнула глубоким социальным посылом и тоскливым оптимизмом. Хит! Будущий хит – шепчет в ухо толпа, толкая тебя к интимной кабинке меж двух громких площадок. Под убористый почерк жж-шников справа и забористые экспромты сакса из «партерного» лева. И на тебе – персональное стерео: в одно ухо влетает нечто народное, в другое – инородное тяжелое, а где-то на второй полочке мозжечка музпротоки сливаются в глобальный поток, который потопом потом. От него только бежать! И желательно в сторону «настоящего» - партерного - джаза, имя которому лучистый соул. Не зря организаторы предупреждали, что с вокалисткой Королевой в импровизаторском драйве вправе случиться (как и с «Несчастным случаем») не заказной удар: театральный перформанс или даже романс а ля рюс. Случился джэмбе. Ударил афробарабан в руках самой Анны, и отбарабанив, как предупредительные капли дождя по морде привратного льва, отдал эстафету остроумному саксу. Который в устах женщины агрессивно исполнил роль первой скрипки. Втопив всех в коврики на громкий, хлесткий, надрывный и такой неуместный к домашним сосискам лад.

 Ее уста дожевывали холодный мундштук, мои тянулись к теплым губам, доступным поболее сакса… Вмешались! Чье-то детское рядом. Мелкий, дай бог, двухмесячный, но не сказать, чтобы это сильно парило чадо, родителей и окружающих. Пуркуа бы не па? Но тут уже серьезно, «Устами младенца» заговорила, закачала серьезная дама-звезда Ирина Богушевская: «Это каждому знакомо, это пахнет молоком, это в дымке золотой, в этом счастье и покой…». Покой нам решительно не снился. Народ, снедаемый голодком и холодком близкого вечера, взвывал и взывал: только не колыбельную! Но тетя-звезда, как змий искуситель, закачивала, занеживала медлительным, в такт обниманиям на лугу, кровоостанавливающим лирики. Мы млели и немели. По ходу «Легкие люди» под «Твидовый сезон» танцевали свой о!-«Рио-Рита», который, если продолжать аналогии, хорошо вписывался в понятие «джаз-кабаре» под смуглым небом. В иных персональных шлягерах архангельской фиалки даже слишком слезодавительное кабаре в стиле нуар – об очарованиях-разочарованиях, расставаниях, одиночных плаваниях в море горя и покоя. И как бы в знак сочувствия тяжелой женской доле под Богу(шеф)ский закат-заход из глазниц многотучия хлынул дождь. Смыл половину зябкого люда, другую, застегнутую наглухо, прикрытую предусмотрительно захваченными зонтами и тентами, вынудил скандировать «Снегурочка!» и сканировать глазами сцену в поисках немецких электронщиков из Jazzanovа Live, на которых (еще с эксцентричной вокалисткой Карлой Крэйг в составе) мы не попали в прошлом августе и ради, которых, собственно, пережидали и пережевывали всю субботнюю окрошку попсы под названием «джаз».

 И как на смех и грех, пунктуальная в следовании жанру (сказали «джаз» - играем джаз!) немецкая машина долго запрягала и разгонялась: опоздали на сцену (нонсенс!), потом педантично и затяжно настраивали технику, и пипл тихо сползал по стенке дождя вниз, к порциям виски и чая из имбиря. И кто на твердых, а кто на шатких ногах как под флаг вставал на неожиданно романтичные выходки из-под пальцев Даниэля Беста и гурмэ соула к ним от «бармена» Штефана Ляйзеринга, на задиристый регги Пола Рендольфа, под которые – все вместе и поочередно – хотелось рыдать как от первой взаимной и чистой. Так искренне и незамутненно любить музыку, как немцы всеми килогерцами херца-сердца, никто до них в этом парке, кажется, не умел. Не зря в хэдлайнерах и на «бис» не зря – выжатые до дна, выжученные импровизациями после занавеса выходили не раз и не два, мило, растроганно, в ноту звуча, как только и могут влюбленные (даже небо вытерло слезы). Откланивались, просили прощения за… участок, в который, повязанные чуть ли не у трапа, были брошены для выяснения личности на предмет наличности. Почему и прибыли за десять минут до свистка. И отбыли в никуда…

 А мы, раздразненные и в предвкушении, еще зависали в ночи, еще бубнили в тон клуба «16 тонн» (взвихи молодости), где немецкий секстет обещал продолженье «банкета» в духе уже развязных диско и хаус, где кто-то из Jazzanova по крайне редкому случаю встанет за вертушку, а кто-то снова закурит задумчиво джаз…Но не про нас: на красной веранде немцев полночи не стояло, потом встали, перебирая струнное тихо, перебивая говорливое эхо, заглушаемые цокотом языков и ног. Топотом и рокотом за окном встретили обещанный «чистый экспромт». И солоно хлебнувши – домой, навстречу занимающейся жизни. До следующей остановки в Усадьбе, будь на ней Jazzаnovе равная и в джазе новая новь, кровь. Как детская Мэри без водки в стакане на утренний наш сон.

 Если коротко: хорошая музыка, хорошие люди вокруг. Второе порою интереснее первого:

 Капля музыкантов

s-denisov-kortnev

s-denisov-muzikant

s-denisov-violonchel

И море людей,людей, людей...

s-denisov-gamak

s-girl_dance

s-man

s-denisov-devuwka_v_sapogah

s-denisov-grudastaya_dev

s-denisov-mama-child

s-denisov-tanxy_vdvoem

s-tv

spyat-s

s-woman

s-denisov-devochki-blond

***Фотки by Roman Denisov & iliminator (только несколько, остальные капнут после)

 

You are here: мюзик-холм микрофон Jazzyй в лето-2