www.ili-nat.ru

  • Full Screen
  • Wide Screen
  • Narrow Screen
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Стокгольмский синдром-1

Печать

 window_zayazili в гости к йоулу-пукки

 О финских домиках и финских парнях, шведском социализме и шведской семье, икеевском дизайне, рок-н-троллях и оленях. Продолжаем начатый путь

 Амундсен нами бы остался доволен. Москва – минуя Питер по касательной – Выборг – Иматра – пятидневное зависание на курорте Тахко под Куопио/Нильсией – Хельсинки – паром «Силья Серенада» со всем авто-скарбом в трюме на первом и собой на втором-пятом-седьмом-тринадцатом этажах «титаника» - Стокгольм вдоль и поперек в десять промокших ног, с острова на остров гулливерскими прыжками – город со «смертельным» названием Мора и совсем не смертельным холодком из резиденции шведского Деда Мороза Томтэлэнда – и снова «титаник» обратно, в дождливые, под колпаком циклона Хельсинки, Новгород и далее по списку.

 Уж на что мы бешеные собаки, но здесь и себя превзошли, галопом по европам, наматывая на колеса по полторы тысячи заснеженных км туда и полторы обратно. Не семь верст не крюк, а семь в квадрате. Какой-то немыслимый драйв, весь год, с самого начала, как будто памятник финским скоростям - горячий саамский парень Пааво Нурми (или как там его?), статуйно расставленный на всех площадях города Х (Хельсинки) - стал символом и наших забегов по жизни. Пятеро в коробченке «форда» как единый организм и одна «шведская семья», за две недели скоростного спуска наученные с полпинка собираться, не носить макияж и бикини, не курить в деревяшках помещений, вообще брать только естеством, спать исключительно на дневных перегонах и плече боевого товарища, день не отличая от ночи, благо здесь, в зимней Финке и Швеции, они и так неразличимы, помнить, что близок локоток легкодоступной мелочевки, вынесенной с витрин на улицы, но откусывать даром не надо. И привыкать-привыкать к разреженному воздуху свободы, от которого голова кругом и сон в руку в любое время дня. И который я бы выписывала собрату по родине хотя бы по ложке в год. Как лекарство от морщин. За вредность не-там-пребывания и не-гулянья под лапландскю луной. Потому как сила притяжения к северному полюсу и неге его закатов ускоряет поступь в светлое будущее с крио-сохранением себя, танцующей пока молодой.

   Хотя наш вектор движения кренился совсем не к Францу Иосифу или там к Йоулу-пукки в Лапландию, финскому Санте, одно «что в имени тебе моем» которого вызывало гусарские шуточки маленькой, но и без крепких напитков шумной компании, а в переводе на русский – «ёлочный козел» - и вовсе вводило в тремор получасовой, не меньше, истерики. Вроде и не пили как сапожники, за исключением самой ночи под Рождество, когда за час до курантов Сашамуж по обычаю решил сократить автопуть и мы сильно, ох сильно как рисковали встретить НГ под елкой даже без рюмки чая, со сдохшим навигатором. А потом, под залпы шампанского, все-таки выползали из дома и давали финским соседям прикурить от петард.

   Но то ли легкий, под тридцатник, морозец, то ли вода – чистейшей прелести чистейший образец! - которую у скандинавов даже из кранов общественных уборных легко цедить без опасений стать козленочком и отбросить копыта, мутили нам кровь и головы на всякие подвиги, включая прыжковые – горнолыжные. Но мы не умом, а рубахой-душою, без гримас скепсиса, познавали и пробовали на себе все прелести шведского социализма, что рифмуется с одной только мыслью «ВСЕ ДЛЯ ЛЮДЕЙ», а не наоборот, через сами знаете что.

 Эта протестантская прямота – безоговорочная до того, что в голову не придет жечь свои свечи, когда сказано «только хозяйские» или, упаси тя Бог, приспособить под гриль решетку для вытирания ног, до чего, судя по ля рюсу устрашающих надписей в домике доходят только русские изобретательные умы – эта прямота сказывается и в побуквенном прямо следовании соглашению об упрощенном визовом режиме. Все для людей. Близость и тотальная прозрачность границ, где даже в багажники уже не заглядывают (ни пофигисты финики, ни теперь остервенелые «наши», к которым с вещами на выход всегда как с повинною), эта прозрачность требует достать рубли и плакать над тем, что не хватает на домик в деревне где-нибудь под финским Турку, Нильсией или шведской Упсалой. В странах с количеством душ одна штука на квадратный километр и озерами – две штуки на один квадрат.

   - ...не хватает всего пяти миллионов на такие вот скромные скворечники:

fin forest camp солнечный закуток fin forest camp

   Я даже завидую обеспеченным питерцам, готовым раскошелиться на аренду/покупку хаты на финских иль шведских островах и мотать на земляничные поляны (при их-то однодневке визовых услуг!) как к себе на дачу. Потому что там, на невидимых чужих дорожках, наверное, и лешие остались, и русалки девственной красоты, и даже эддические тролли, что не чета британским туполобым образинам ростом с гору, а такие хтонические, что ли, духи камня и льда, с видом набычившихся карельских холмов, искусные в ремесле и колдовстве, которое вот оно – в магии оснеженного леса и далеких сияний на сливочном закате. Злые и настоящие - той настоящестью, что когда-то подкупила публику «Евровидения» в шокистых-рокистых «Lordi».

   Эта идея естества, но не колдовства тоже с протестантской прямотой доведена до абсурда. ОНИ даже лес и воду от нас импортируют, свой оберегая как зеницу ока. Благо ЕСТЬ что))

Армянское финское радио чем ближе к весне, тем чаще теребит напоминаниями «экономить» там, где, казалось бы, экономии не требуется. Но нет же, Финляндия иначе иссохнет и ударится в «крайности» виночерпия из своих же озер и рек, чище которых я других таких не знаю! И ведь, заразы, где еще так вольно дышит человек, как не в скандинавской сторонке, где каждая объява, буквально каждая надпись, указатель и столб кричат об «истинно зеленом отдыхе» и обещают «самый чистый воздух только у нас!». Фреш эйра – их бренд, их нацидея, ради которой финны и шведы жертвуют доходами от свечных заводиков, запуская печи в полсилы и строго с соблюдением всех нормативов, ради которой лупят себя же по рукам даже на километровом приближении к топору и массовой вырубке на продажу.

Принцип эко-лайфа, без вредных примесей пластика, даже в стульях, сплошь и везде в доску деревянных, а кое-где в Стокгольме даже из ручек топора и крестьянских вил, с типично «икеевски» экономным дизайном во всем, даже в солнечных, максимально воздушных в своем остеклении дворцов автозаправок ABC, с их системой «олл инклюзив», с теплыми вылизанными ватерклозетами (чего так сильно потом не хватало на родине с ее десятирублевым жлобством у дверей туалета в виде бабыМани), даже с биде и душем (нам и не снилось!) и бистро-ресторанами с качественной хавкой, где платишь только за одно второе, а аксессуары к нему в виде салатиков, кофе-чаев, десертов и даже кисломолочки идут БЕЗВОЗЕЗДНО, то есть даром (и при этом блюда не дефлопе). Или будь то бесчисленные финские домики «под ключ», тоже целиком и полностью, изнутри и снаружи якобы дешево и сердито обитые деревом и при этом – что особенно вышибало мне испорченный сифилисом сити-жизни мозг! – завсегда теплые, без единого намека на сифонящие изо всех щелей сквозняки, даже при постоянно открываемых туда-сюда дверях.

 вот она - религия WOODу в действии!

хата inside;) хата inside;) finnish light;)

 Потому что когда пятеро в домике, и один из них бегает смолить «на свежий воздух» веранды, холод, как и сор в избе просто неизбежны. Но их нет! (заметила, что ботинки мужа и даже мою замшу лучше чистить евро-дорогами, а подошвы любимых тапочек после галопов по европам вообще полируются так, как ни одна тряпка не умеет!). Сора нет, как нет и встречных лиц хозяев, которые дома, в родной-любимой, запросто могут стать поперечными, недодай им мелочь вроде полотенец. Полотенце или разбитую тарелку скандинавы, конечно, зачтут, но вежливо и исключительно эфирно (по тел) попросят оставить тугрики как чаевые «в количестве на ваше усмотрение».

 И совсем уж «человечьим лицом» обернется шведский социализм (или протестантское доверие, не знаю чего больше, скажем, в их бескассовых, рассчитанных на честную и неподконтрольную оплату монетой иль общим проездным, автоматов метро), когда стокгольмский водила в автобусе откажется брать (!) мелочевку за три остановки из центра в центр, стокгольмский ресепшн в отеле будто случайно «забудет» спросить паспорт и документы на заселение, а финский агент из курортной деревни Тахко на вопрос, где взять ключи от арендованного бунгало, пошлет в баню, то есть в офисный коттеджик, снабженный автоматическим голосом дежурного по гостям: бери из открытого ящика, по ходу набивая карманы толстыми буклетами и веселыми картинками на тему пекарен-рыбных ресторанчиков-зимних развлечений вроде собачье-оленьих упряжек. И откатывай в свою зимовую половину на три мини-комнатки с кухней и обязательной сауной, к которым, как потом выяснится, бескорыстные финики бонусом отдавали и вторую половину дома («все равно же пустует на Новый год»), а мы, любезно не предупрежденные «нашей» стороной, конечно, не знали. Открытие случилось потом уже, в Стокгольме, когда с отельной карточкой извлекли из кармана третьи ключи от бунгало в Финляндии. И упс! – звонок другу-агенту – с ответно поглаживающим: ноу проблем, на ресепции шведская девушка их конвертирует и отправит с ближайшим курьером, don’t worry, be happy и вообще have a nice holiday time! И мы имели.

 Мы рефлексировали на скандинавский пофигизм в трамваях, где вместо пяти поездок нам выбивали две, улыбчиво даря обратный путь на халяву. На умные светофоры шведской провинции, которые если нет помех справа иль слева, реагируют на твое приближение нон-стопом зеленой улицы (мы даже боялись привыкнуть). На скандинавских окон негасимый свет, ибо завсегда, в какую зиму ни приедешь, топят взгляд галочками горящих (!) канделябров и плюшевым разнообразием, всякий год разным, этот - разумеется, кроличьим.

Sorry, you have not enough rights to view this image. Стокгольм Стокгольм

     Потому что экономия экономией, а шоу Рождества маст гоу он, и никакие соображения протестантской логики не научат скандинавов чехлить шторами черные квадраты больших, огромных просто окон, которые здесь не просто компенсируют крайний недостаток светового дня, но еще греют душу… Не очень, правда, и зябких прохожих, если учесть, что горячие финские парни и в теплый снег, и в стужу ходят одинаково расхристанные, демонстрируя характер нордический.

   Ну и девочка-видение на шпильках и в шелке колгот по тонкому льду и легкому же, в двадцать три градуса, морозцу, с бутылкой будвайзера в руке – очень шведское явление, которым никого здесь не удивишь, кроме нашего гостя из солнечного Приморья, готового уже при минус пяти удочки свернуть обратно в машину.

 Но этот нон-стоп снега, эти заносы, из которых авто выгребать и выцапывать! Эти стоны и стопы знаковых «Осторожно, тролли!» и «Осторожно, лоси!». Не формальные, как у нас, где еще ни одного зверя у обочины не видела, кроме того, что бронзовеет собою на энном км Ленинградки, а очень даже предупреждающие, если учесть, что северные леса густо заселены рогатым скотом, а их миграции через дороги время от времени обретают массовый и опасный вообще-то характер. Эти значковые круги под глазами, как и знаки евро-серпантинов редко случайные, призваны ежечасно пробуждать усыпленную скатертью гладких дорожек нашу бдительность...

 страна оленья страна оленья ahtung, тролли!

   FOLLOW ME B ПРОДОЛЖЕНИЕ!

You are here: trip-step навигатор Стокгольмский синдром-1