www.ili-nat.ru

  • Full Screen
  • Wide Screen
  • Narrow Screen
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

пвд

ili опен-эйры и пикники

Блондинка в экстерьере

Печать

Николо-Прозоровское-mini

ili Женский взгляд на частные руки…

опубликовано 02.09.2008 на www.proza.ru

Кто куда, а Наталья Санна, свет-матушка, по усадьбам все, по имениям – юбки трепать и шпильки обтачивать. И на тебе, земную жизнь пройдя… ну пусть не половину, а четверть, допустим, обнаружила в себе нарциссизм с элементами археомании. Или фишки легли ладно и все в стопочку: день выходной, теплый, мое желание «маленькое белое платье» выгулять (ага, «мама с курорта не уедет, пока все наряды не сносит»).

Выход в свет

Печать

Moscow Christmas-2016
ili светопредставление в Москве

Два часа стояния в очереди на Караваджо в Пушкинском, куда пускали совсем уж полных отморозков, и трехчасовое "Путешествие в Рождество" с детьми, зависающими то в юрте ледяной, то на дагмарской лошадке, сделали нас устойчивыми к любым чудесам имени Снежной Королевы. Вся эта вакханалия света, все эти чудо-шары с мультяшным театром теней на Тверском и Цветном и свистопляска снежинок, лучей и фигурок стиляг, оживающих на каждом шагу вдоль Большой Дмитровки,  - все это по зубам теперь не только Парижу и Вене. Мы тоже...

Музей паровозов. Переславль

Печать

ili Кукушки поколения "Пи"

Наталья Емельянова (Ильина) для «Студенческого меридиана», 2004, № 4

pereslavl-muzey_parovozovТам, где в Европе остались узкоколейные железные дороги, их выкупают, ремонтируют, восстанавливают паровозы, открывают музеи и пускают туристические маршруты. Потому что красиво и престижно. В России же увлечение ретро пока ещё в диковинку. В стране с разветвлённой, не в пример заграничным железкам, венозной системой дорог всего-навсего два музея паровозов — один в Питере, где стоит паровозик-убийца Анны Карениной, точнее, его прототип, и другой под Переславлем-Залесским, в трёх часах езды от столицы.

Суздаль за день. Ogurki Strana

Печать

Или чёхом с чехами нах стольный Суздаль-град

В лето 2010-го… 
  m-Муж придумал мне изощренную пытку на уикэнд - культэкскорт иностранцев в бестселлер Золотого кольца, сейчас, в нашей Африке, равносильный жертвоприношению своей человечьей особи жаровням дня. Неа, я понимаю, что русский Бог на то и русский, чтоб было все иль ничего. То сушь, то хлещущие воды, то у контейнерши помойной медвед совсем уже превед, то совершенно нет свободы, то нет исхода для людей, и если просит гордый разум о холоде, воде, снегах – ему дается все и разом, в таком количестве, что ах! Просил хоть каплю – на потопы, тепла – и тридцать шесть и шесть в тени, просил свободы – дали ножик, разгул в масштабах до резни. И мы, с индусами так схожи (по вере в касты, в тканых Шив), но дышим хуже, чем в Арамболи коровы пляжные и вши. Мы дышим (я дышу меж прочим) нечистым всяким городским, чужим исподним, ладно кожей – теперь и газом торфяным, пропан-бутаном, так любимым, и аммиаком, и срамным, плюс Менделеева таблица и углерода диоксид. И прав, наверно, умник Быков: ты дышишь тем, что заслужил! Нельзя, сограждане, «believe me, иметь туркменскую свободу» и не туркменские дожди. Прибавь сюда рабов московских, узбеков утром у руля и из Молдовы маляра: тебе запарка – им как дома, и о жаре ты это зря! И если честно, между прочим, им как хозяевам видней. Да тот, по гамбургскому счету, и делает погоду, кто что-то делает в стране! «Нормальный климат здесь излишен, не заслужил его холоп; а для богатых есть кондишен — прохладный воздух из Европ. Они живут себе в Европе, где свежий ветер и дожди, а мы сидим в родном окопе…» Но как у негра в попе даже Котка, не говоря о чешском Брны. Поэтому давай, зараза, оптимизируй климат тела под солнце их Караганды. И руки в ноги – культпросвет для чехов, вчера еще с жары…

Бисквит по-киевски, ili Киев за три дня

Печать

У добрi шлях!

  Я  вчера приехал в Киев./ Вот стою на горке на Владилгарской,/ Ширь во-всю - не вымчать и перу!/  Так когда-то, рассиявшись в выморозки,/

Киевскую Русь оглядывал Перун…(с)

Где креститель Владимир Михайловский. Частности часовни Лавра. Крестом и мечом... Light love. Любовь фонарей! Майдан Андреевский спуск. Узвоз под закат Лавра. Надвратная церковь св. Троицы

 Разговор был короток, как движение кинжала к горлу. День-два – прожекты, и не длинный язык, а короткий довел нас до точки в планах – до Киева. Начиналось в шутку с байдарок («доплывем или нет до середины Днепра»), а кончилось общей песней под стук колеса: Киев навсег-ДА! Билеты на уходящий поезд перехвачены за сутки, квартира – за одну ночь. Потом три дня бесконтактного общения с хозяйкой («ключи в ящике – отревуарите тем же!») и учащенного гопака сердца по вкусностям видов. И, как у четырнадцатилетних, распирание чувства до невозможности дышать. Чувства, которое склоняет сердце отбивать семь-сорок. Не насыщает за три дня души, а только придавливает грудной жабой – до полной атрофации мыслей об измене оной с чем-нибудь и когда-нибудь еще. Влюбились, словом.

 В город. В Киев-мать, который всем матерям городов русских мать и мат! Откуда тяжесть пут(и) назад невыносимее укола димедрола в зад, откуда всем в сад – только райский, потому как другого рая райков на земле не найти. Нет, он стоит всех месс разом: оттуда, откуда «есмь пошла земля Русская», привозишь не только укрепленное православие в душе, но и чистую, как первая, любовь - к маленькой и мнимой, но гордой незалежности ( где даже бездомные не-, а воз-лежат на скамьях). К долам Подола, некогда ремесленного и мульти-этнического (от хазар до латинян) - с гостиным двором, с первым трамваем в чугуне, с «левым» перстом стелы Магдебургскому праву на месте крещения славян в веру правую, с Ильинской маковкой на месте деревянной часовни, где якобы молилась княгиня Ольга, и с матреньей грузностью церки-матери Богородицы-Пирогищи, «Словом о полку Игореве» ославленной (на всех «собористых» церквях печать старины суровой). С часами солнечными и часами, проведенными у подножий надднепровских холмов (вблизи пристаней) в радостной ночной пробежке вниз и ленивой от жары ходьбе вверх.

Страница 1 из 2

You are here: trip-step пвд